October 7th, 2003

2 shadow

К вопросу о том, совместимы ли гений и коварство.

Вчера перед сном выглянула в окно. Туман. Как же это было красиво. Настоящая осенняя ночь. Высокий дом через дорогу скрывал свои верхние этажи, как будто раздетая скромница. Я, мол, есть, но всё-таки не надо бы. Только огни жёлтые и фары машин, тоже все вдруг жёлтые. Туман висел над дорогой, то есть машины-то то его не задевали. И такое спокойствие усталое у природы. Наконец-то ей надоело прятаться, и она вышла на третье транспортное. Я стояла с чашкой горяченного чая, цвет которого очень походил на влажный воздух, перемешанный с фонарями, и шептала в окно, "как красиво, как красиво". Не хватало музыки Air (Playground love).

Ночью несколько раз просыпалась: сначала от тишины (секунды три никто не ехал, и устновилась внезапная тишина, от которой отвыкла Нижняя Масловка), потом уже раза три от шума дождя -- всё время монотонно-приятного, но тут уж слишком громкого, в сны не вписывался.

Утром вышла из подъезда. Первые слова (уже не вслух): "как красиво, господи, как же хорошо" -- столько листьев посбивали ветер и дождь за ночь на землю; и вот они, мокрые, жёлтые, лежат в этих лужицах, пахнет одновременно и ими, и асфальтом. А воздух такой тёпло-осенний, я давно уже не вдыхала его, такого. И морось, еле-еле ощутимая в лицо, которое даже не мокнет, потому что слишком мало воды. Очень хорошо. Настоящая осень -- приятная, природная, совсем не городская, редкая в Москве. Секундная какая-то осень.

И вот теперь за окном -- ничего себе дождичек. Ливнище с градищем, адище осени. Ужас, вызывающий благоговение. Завораживает смотреть с четвёртого этажа на капли, проносящиеся мимо и рухающие на дорогу. Блестят. Красиво, опасно, зловеще-пасмурно.

...Если мы говорим, что не должно быть возможным сочетание красоты и коварства в человеке (просто с позиции нравственности и др.) -- то можно ли такому быть в природе? И разве есть, кому это решать?