Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

2 shadow

А король-то голый

Надувной «Левиафан»

Удивителен не фильм Звягинцева, не заслуживающий и одной строчки обсуждения, а его усиленное обсуждение, которое является… 

 
вот на 100% согласна. Критику в жанре "порочит расаю-матушку, вскормившую его, неблагодарного" я не разделяю ни на миг: во-первых, ничего там порочащего нет, во-вторых, да хоть бы и порочил -- что тут такого? по заказу телеканала "Звезда" что ли снимал? Так что тут пусть чего хочет, то и снимает, это мне по барабану. Но вот горячность обсуждения того, что обсуждать, в принципе-то и незачем (тогда как есть масса адекватного , что обсуждать как раз и стоит -- с каких угодно позиций) -- это действительно показателно. Станешь тут конспирологм. Да с нашими интеллекталами и конспирологом быть не надо. Плюс мои собственные чисто кинематографического плана претензии, которые я доселе и высказывала. А про остальное здесь -- очень верно разложено, особенно середина. Насчёт пшиковости-то. Наконец-то всё большее количество людей "раскусывают" этого вашего Звягинцева.
2 shadow

"Крыши домов дрожат под тяжестью дней"

Итак, отдельно о "Дураке" Юрия Быкова. Фильм, который меня просто поднял с собой и унёс. Я не стану называть его великим, шедевром, гениальным и т.п. Ничего этого к нему не относится -- и не должно относиться. Мне кажется, он просто не так задуман, не для подобных категорий. И поэтому он честен и занимает верхнее место там, где должен занимать, там, где и как снят. Никаких претензий на, а потому невозможны и претензии к. Это хорошее, большое, настоящее, современное российское кино. Профессиональное и открытое. Оно не спускает для нас с небес дотоле сокровенные истины, оно не возносит нас до уровня бодхисаттв. Оно вообще не за тем.



Сюжет универсальный для любого государства. Разворачивается по стандартному алгоритму борьбы героя-одиночки, про коего наверняка все скажут "с идеалистическими представлениями о мире". Но только я не вижу ничего идеалистического (читай: нереального) в этих представлениях. Если подобных людей мало, и вам не доводилось их встречать, это не значит, что норма -- их отсутствие, а наличие -- идеал. Это как в "Москва слезам не верит":
-- Гоша, Вы поступили как настоящий мужчина!
-- Я поступил как нормальный мужчина.

Вовсе не обязательноCollapse )

В общем, тут много можно ещё написать. Но после того, как я посмотрела "Дурака" мне всё стало предельно ясно со свят-Звягинцевым. Я и раньше его не любила, и смотреть лвфн не планировала. но чтобы не превращаться в "не читал, но осуждаю", пришлось. Даже пыталась оправдать его: ну надо же всё равно говрить об этом, не всё же "9 роту" стране показывать. Но нет, ребята. Я не вижу больше разницы между Бондарчуком и пошлостью Звягинцева. АЗ -- это именно то, что он страшным образом вскрывал в "Елене". Если Бондарчук-кино -- это смаа Елена и её семейка, то Звягинцев -- это Смирнов и ровно та же самая плесень, тот же самый быдляк, но с деньгами. Так вот, Звягинцев -- это Бондарчук для хипстеров. У меня нет никаких претензий в стиле "очерняте Россию, как можно, не патриот!" Никто не обязан быть патриотом, в том числе художник. И никакого очернения в правде нет. Но дурной вкус и пустота -- из этого все его фильмы. А послдений добавлен ещё и пошлейшими штампами. И вот когда посмотришь хорошее настоящее кино о -- формально -- тех же вещах (ну просто потому что в одной и той же стране снято), то понимаешь: нет причин заниматься оправданием бездарности. И больше не занимаюсь. Пусть посылают на все фестивали мира, пусть дают (а я за то, чтоб давали, потому что цензура это бред) прокат. Но защищать это убожество я не могу. Я буду "Дурака" смотреть.
2 shadow

"Любите ли Вы Брамса?" (Goodbye Again, 1961)

Так вот о фильме Анатоля Литвака. Смотрела я его, смотрела и непрестанно думала:"Наконец-то, ну наконец-то появился у меня новый фильм для непрестанного пересматривания." За неделю раз 8-10, целиком или частями. Если оценивать его от 1 до убогой 10, то я поставила бы 80 -- с открытой датой добора до 100. Ибо чем дальше, тем лучше. Потому что он настолько прекрасный -- и нет другого эпитета. Не Великое Большое Серьёзное Кино с Драмой, а лучше Трагедией, и ещё лучше про Войну или Предательство, без религиозных или моральных Дилемм, вообще без дилемм, потому что перед Поль (я привыкла к варианту имени из романа) никогда не стояло сомнения или выбора -- в том-то и драма. Но совершенно точно это фильм о жизненной драме, какая она в жизни как раз и есть, не в кино. В ней музыка, которая уводит за собой, не давая умереть от разрыва сердца, в ней французская лёгкость на лезвии ножа, предопределённость исхода женской жизни и жестокость, с которой втягиваются в эти жернова люди хорошие, безвинные и заслуживающие самого что ни на есть здорового счастья. В ней и тяжесть почти наркотической привязанности к чему-то слабому, заведомо неверному, хотя и всё понимающему -- но ничего не меняющему во улучшение. И в ней рокировки людей и их ролей по отношению друг к другу, так часто встречающиеся в пересечении людских взаимодействий -- и через них увидеть бы другого на своём месте и сменить бы своё привычное положение... но нет, бороться с зависимостью кажется кощунством.

Как же мне ненавистен типаж, мастерски схваченный Ивом Монтаном (в книге Роже, кстати, не таков). Когда-то я бы с пониманием отнеслась и к нему, и ко всему этому мороку Поль -- и относилась. Но сейчас я уже понимаю, что -- нет. И хватит об этом.

Ингрид Бергман хороша всегда, не говоря уж о том, что она идеально подходит под эту роль. Конечно, если бы надо было иначе интерпретировать Поль, то можно было бы взять, скажем, Жанну Моро, но в 61 году ей было 33 года, т.е. Перкинс был младше её на 4 года, а не на требуемые 15 :) Вообще Энтони Перкинс -- это главное завоевание фильма. Заслуженный приз в Каннах и, по мне так, лучшая его киноработа вообще. Ну был ещё отличный и неожиданный эпизод в "Жизни и времени судьи Роя Бина" Джона Хьюстона в 1972 году, но это надо знать Тони Перкинса, чтобы понять, насколько это вообще неожиданная роль (и понятно, где берёт свои корни, скажем, полковник Ланда из "Бесславных ублюдков" или Густав из "Отеля Гранд Будапешт" -- но только какие же они излишне детализированные и по-современному суетные в сравнении с чистым классом ЭП). Вообще ЭП тот редкий пример актёра, у которого нет амплуа: он играл людей самых разных психотипов, порой даже обидно, когда эмпатия не допустима с моральной точки зрения. Но Филипп (Симон) в "Брамсе" не из их числа.

Как легко было бы скатиться в ожидаемый штамп любовного треугольника с нетипичной разницей в возрасте. Как красиво и глубоко Анатоль Литвак не делает этого. Впрочем, герой Монтана всё же несколько клишированный, и можно было бы развить эту тему в нескольких направлениях на выбор, но тогда это увело бы от главного в фильме (хотя не в книге) -- от юного героя Перкинса. Хотя как юного, вообще ему не 18, а 25 -- и он чётко даёт это понять, что играет в его пользу. И потому драма его, по большей части, скрыта от глаз Поль -- и понятно, почему он это старается делать, и от этого лишь сильнее скребут кошки на душе. При пересматривании начинаешь замечать, сколь много внимания ЭП уделяет жестам, мимике, казалось бы, скрытым от кинообъектива -- и как всё это раскрывает персонажа, его истинное состояние, настоящую глубину его переживания, не предназначенных для знания женщины -- но известных зрителю. И как меняется его голос в течение одной только фразы! Фильм был снят на английском, но потом дублирован этими же актёрами на французский (ЭП в совершенстве владел французским и вообще снялся во многих фильмах на нём, скажем, у Клода Шаброля, который тоже вот эксплуатировал его дарование совсем иначе, чем американские режиссёры).

Но я не могу продолжать писать сухо и отвлечённо об этом фильме. Потому что он прекрасный, наполненный волшебством, несмотря на всю его невесёлую начинку. Потрясающе раскрытые образы, всегда способные удержать планку высокого класса и хорошего вкуса -- даже там, где менее добросовестный режиссёр бы дал сентиментальную слабину для массовости. В общем, собиралась-собиралась написать хорошо, глубоко и чудесно -- а не могу. Тот случай, когда слова абсолютно беспомощны по сравнению с цветом и звуком, вторящими свой вальс в душе.

fish

fallen art

6 минут антимилитаристской анимации. Ничего нового, but then... no war is ever new. And ever old.



И второй (точнее, первый) короткий мультфильм того же автора, который мне нравится больше, потому что даёт берег для целого моря интерпретаций (я себе выбрала, на удивление, весьма оптимистичную).
green bugatti

"Конец Шери"

Это я всё вообще к чему вчера про Первую мировую писала. Это я только хотела сделать вводную к цитате из романа Колетт "Конец Шери", книги очень моей, книги красивой, печальной и очень понятной. Признаюсь честно: сначала я несколько лет назад смотрела фильм "Шери" с Мишель Пфайфер, которая на роль Леа подходит не просто идеально, а и вообще странно представить себе кого-то иного. Правда, тут может быть причиной и то, что у неё далеко не одна роль женщины "в возрасте", ведущей роман с 20-летним парнем. Но всё это очень французские истории (Пиаф, Дюрас, сама Колетт...) Кого-то отпугивает, кто-то не верит, а я вот совершенно не понимаю подобной реакции. Мне как раз это кажется весьма понятным (не женщина, а такой вот "юнец". 20-30 лет, конечно, юнцы и дети. Но почему-то когда в 30 лет они женятся на 19-летних, совсем их юнцами никто и не думает называть.). Ну неважно. Чует моё сердце, через 20 лет заведу себе роман с каким-нибудь прекрасным мальчиком)) А то стыдно признаться: из всех знакомых, сильного пола есть всего один младше меня на 11 лет. А так даже ровесников нет! :) Ну это всё шутки. Я вообще про книгу начала и про цитату.

Так вот, фильм Фрирза посмотрела, собралась было прибивать на забор: ничего там такого особого нет. Но оставила для эстетики. Потому что там такие интерьеры, сады и наряды конца Прекрасной эпохи, что можно смотреть... ну просто как картину в музее. Сплошное наслаждение глазам. Чего только стоит проход Леа в этой её шляпе по лазурному побережью, когда глаза ярче волны. Ах!.. В общем, с тех пор я пересматривала фильм 4 раза. :) Художнику надо, конечно, давать все мыслимые награды, а особенно за то, насколько бусина-в-бусину он сделал всё ровно по книге. Много ли таких экранизаций, где учитываются свет, цвет, полутени, расставленные писателем?

Но мне не нравится мой шутливый тон. Кино, конечно, намеренно его берёт. Потому что это кино по первому роману, по "Шери" -- эпоха немого кино. И какая бы трагическая история в нём ни рассказывалась, движения персонажей всегда были убыстренными, а тапёр играл негрустную мелодию. Но я читаю вслед за тем "Конец Шери" (собственно, уже и зная конец, потому что он объявлен в фильме). Я не могу оторваться. Певучий язык (я второй раз в жизни жалею, что не знаю французский: прочитав комментарии переводчика, понимаю, сколько внешнего обрамления в стиле всё того же арт-нуво упущено из-за необходимости читать по-русски). Идеальная проза для визуала: всё повествование о переживаниях героев даётся через описание оттенков цвета, прозрачности тканей, расстановки пылинок в солнечном луче, ароматов растений и проч. Это настолько мой способ говорить о том, что испытываешь на самом деле, что невозможно поверить: кому-то действительно удаётся говорить цветовыми линиями!

И сплошные интроспекции, сплошное внутри себя (то, что я не особенно ценю в жизни, но что более остального ищу в искусстве). Не прямыми монологами-текстом, а описанием дыхания, силуэтов мысли, того же цвета. Это, конечно, живопись словами, причём не язык ради языка, а слова как инструмент, позволяющий описать то, что испытывает герой. Языка и не замечаешь: замечаешь сразу то, что он передаёт. Правильно написала переводчица: эффект выключенного звука.

И стоит рассказать о самой истории. Состоящей из отсутствия действия, а только из набора передвижений, приводящих к соответствующему эпохе и её герою окончанию романа. Потому что когда нет наполненности смыслом, вся твоя жизнь становится передвижением. И ты всё пытаешься понять: а в чём же этот смысл-то? А потом обнаруживаешь. И знаешь точный момент, когда он исчез. И тогда становится ясно, что делать "дальше".

Без первого романа, собственно самого "Шери", рассказывающего нам как раз историю (с сюжетом то бишь), читать вторую часть дилогии совершенно бессмысленно. А сюжет этот простой: любовь между "отошедшей от дел" дамой полусвета роскошной 50-летней Леа и сыном её мегеры-коллеги 19-летним Фредериком, которого все называют Шери. Роман, длившийся 7 лет вплоть до его какой-то там капиталовложенческой женитьбы. Ну т.е. история, которая становится необыденной лишь только из-за нетипичной расстановки возрастов в паре. И то, что она действительно небанальна, становится ясно лишь в самом конце, когда вдруг оказывается, что это-то и была любовь. Ясно не нам, читателям, а им, героям. Точнее, ему, герою. Леа старше и мудрее, ей хватило и первой части. Во второй она почти не появляется. Во второй Шери уже вернувшийся с войны: он молод (30), а потому он выжил. Эпоха умерла, а он, сын этой эпохи, выжил. И всё как бы прежнее. Но.

Короче, опять меня занесло. :) Но я читала, не отрываясь. Второй роман (они оба очень короткие) серьёзен, всё так же наполнен переливами цвета, но только вот ощущение, что все оттенки сквозь сизую дымку отчуждения. Ну как курящий человек видит собеседника, например. И по-настоящему видно лишь ярко-синие глаза с застывшего снимка на стене.

Колетт прекрасна. Надо читать ещё что-нибудь.
green bugatti

WWI

Иллюстрации к антропологии войны неисчерпаемы: в истории мира происходило огромное количество войн. Собственно, это и есть история человечества: войны и развитие культуры (и это отнюдь не взаимоуничтожающие понятия). Я смотрела безумное количество фильмов о Вьетнамской войне, потому что это самое мне интересное из военной тематики. Но, кажется, список не фуфла практически исчерпан (из того, что можно скачать в РФ). Ближневосточные и африканские войны в большом кино представлены значительно меньшим количеством, больше по мини-сериалам, смотреть которые надо ещё решиться (мне с трудом даются фильмы больше 3 серий).

На третьем месте идёт Вторая мировая. Тут, конечно, существует проблема: выросшая в СССР, на нашем огромном киноматериале, я долгое время вообще не считала нужным даже интересоваться инстранным освещением этой войны. Но всё-таки что-то видела, стоящего мало. Правда, совсем не изучены "малые европейцы" (всякие фины, славяне и т.п. А ведь это Вайда -- хотя бы!) Про русско-финскую, правда, была прочитана книга финского же автора (художка). Литературно не так чтобы очень, но интересно было увидеть очень же "свой" взгляд -- из совершенно противоположного лагеря. Но, в целом, Вторая мировая -- это такой огромный пласт, который надо ещё тщательно разгребать, потому что и мусора тоже много, особенно в последние годы возрождения интереса к теме (мусор не обязательно идеологический типа Бондарчука -- подобное я вообще не отношу к предмету моего рассмотрения, разумеется, да и к кино вообще. Я имею в виду чисто претензии к качеству навроде лубочных картинок и вымытых лиц, чем очень грешит броско-современный видеоряд). В общем, тут мне есть куда копать.

Балканскаие конфликты не интересны вообще. А те пара фильмов, что успела посмотреть -- это даже на перемотке долго терпеть невозможно.

Всякие древние войны типа Китая, или Рима, или, там, конкистадоров-- это уж совсем мёртвая история, которую смотришь именно как исторические фильмы, вовсе не вспоминая о конфликте слишком человеческого на войне.

В общем, сейчас у меня пошёл акцент на Первую мировую как ещё относящуюся к современности -- более того, эту нашу современность и начавшую и обозначившую. Начать с того, что самая любимая моя эпоха в истории -- это арт-нуво и последовавшие за ней годы вплоть до начала 30-х. Первая мировая, индустриализация, политические революции -- в общем, все эти события, которые сломили аристократическую гегемонию в мире. Вот этот взрыв всей предшествовавшей истории, который можно рассматривать, с одной стороны, как прорыв дамбы (когда огромный -- основной по массовости, вообще-то -- поток населения вдруг заговорил, задействовал, заявил о себе как о желающем жить, заявил в голос ), а с другой стороны, как умирание, шпенглеровский закат (когда все те колонны, выросшие из фундамента мировой культуры, весь этот "старопомещичьий уклад" благородных семейств растворился в звуках своего последнего парада). Первая мировая была войной нового типа, нового оружия, нового менталитета. Старые рыцарско-одиссеевские взгляды на войну более не работали -- и к этому не было времени првыкнуть. Привычный мир разлетался, как карточный домик, уступая место какой-то совершенно не знакомой почве, на которой он всегда так прочно стоял и которая теперь вскипела, не спрашивая его о готовности или согласии.

Да, война никогда не бывает красивым благородным делом. Это всегда резня, грязь и кровища. Но когда-то к ней относились как к обычному мужскому занятию (где-то я встречала фразу о том, что древний грек за своюб жизнь участвовал, в среднем, в 4 войнах. А уж если вспомнить все эти средневековые переделки территорий в Европе...). Занятие это не было приятным или радостным, но оно присутствовало повсеместно. Потом наступило какое-то затишье что ли: то ли люди расселились более-менее, то ли эпидемии перетянули на себя одеяло, то ли колонии стали интереснее -- в общем, чуть поутихло. Но романтизация стала очевидней. Война -- дело неизбежное, а потому её надо оправдать, надо воспеть, воины -- это герои, это благородное сословие, к тому же, необходимое стране. Ну и сколько там гибло в тех войнах -- по сравнению с тем, что унесла старуха Первой мировой? Чёртовы технологии.

Мне кажется, именно массовость бессмысленных смертей, когда не то чтобы прокричать, подумать о каких-то там идеалах и дульсинеях не успеваешь, как тебя засыпает землёй, осколками и частями амуниции товарища... и всё это повсеместно, в грязь и в засуху, и всё недалеко от дома -- вот что взорвало сознание, вото что сделало невозможным возврат(даже если бы не было революций -- хотя это немыслимо вообразить, потому что тогда и война была бы невозможна) к прежнему делению на знать и чернь, условно выражаясь. Первая мировая явилась квинтэссенцией фразы "до основанья, а затем". В этом смысле Вторая была лишь логическим завершением тех вопросов, которые не успели решить. Она была, по смертям, страшнее, по уровню звериного в человеке -- просто ни с чем прежним не сопоставима, конечно... но вспомним геноциды конца 20 века. Ту же Руанду. Ребята, 40-вым этого и не снилось...

Но началось это, я думаю, как раз с убийства Франца Фердинанда. В смысле -- открылось в человеке так, что уж не закрыть ничем. Массово. И всё это произошло не вдруг, всё в нашей мировой истории так закономерно. А потому очень наблюдаемо. И тот мир, который умирал на своём последнем параде -- он наблюдал свою смерть. И вот это мне интересно. Не просто человек на войне -- а стык миров в одном человеке, переживание собственной смерти и трансформация в новое какое-то существо, которое тоже ведь до сих пор человек. Но через войну людей и войну миров завершившее свою метаморфозу, чтобы стать жителем ХХ века. Которому предстоит разрушаться и разрушать дальше -- в немыслимых дотоле масштабах.

Вот что мне интересно в том, как рисуют Первую мировоу войну. Смерть мира и выживание человека.
$40000 sofa apholstered in italian silk

Рахман Кусимов

Благодаря galka_enfant обнаружились в мире такие вот стихи. Я теперь вообще не знаю, что мне делать. Порой мне кажется, я прохожу через какую-то очень страшную по сути своей стадию. Полного уничтожения всего, что составляет моё существо. Видимо, конечная задумка такая, что выживет только то, что необходимо для будущего. Наступление оного, кстати, туманно, не сказать сомнительно. По крайней мере, я подозреваю, чем это может оказаться, и я не хочу. Но именно потому, что не хочу, возможно, и происходит это принудительное разрушение (в противном случае он было бы не принудительным). Я не знаю, все эти домысливания всегда ошибочны, но я привыкла всё и всегда анализировать (неумение плыть в потоке объяснённого-за-тебя), наблюдать за собой со стороны. Ничего из происходящего ныне мне не нравится, причём все параллельные варианты мертвороженны и, в целом, тоже не нравятся. В общем... не знаю. Только начнёшь держать равновесие, как приходит такая вот проверка на вшивость. Впрочем, и к этому привыкаешь, и это становится обычным делом, даже скучным, на которе не реагируешь (а может, это и есть задача мироздания?). Ладно, спокойной ночи.
Collapse )
2 shadow

"Любить человека" ( Герасимов, 1972)

Трудно жить. Всё хочешь как лучше... а трудно.
любить человека

"Любить человека" -- второй тяжелейший фильм этого года. Вот эта его немногословность, актёры, у которых глаза выражают больше, чем любое слово (как, как вообще это можно играть?..), какая-то бездонная красота Веролайнен, и Солоницын, существующий вне мира, но и очень же, до боли, внутри него. Весь киноязык, начиная уже с титров, совершенно прорывный (на мой взгляд), но и очень же подчёркивающей своё время. Очень простой (в значении "очищенный от", а значит, действительно сильный) режиссёрский ход сравнения через показ одного и того же, но через промежуток действия всего фильма (вот уж где действительно развернуться на тему давнишней статьи "Образ -- понятие -- образ") -- и тема. Тема, которая выживает в любом обрамлении, когда она показана с этой глубиной, такими глазами, таким молчанием, такими беззвучными словами. И очень, конечно, тяжело потому смотреть. И невозможно не. Потому что всё оголено -- при том, что ничего не сказано.
Ну и так, заметилось мимоходом -- примером прогрессивного архитектурного проекта там в одной сцене подробно показывается строящийся ДАС. Есть возможность увидеть, какими были комнаты изнутри, что вообще задумывалось о здании до того, как он стал нашим когда-тошним мгушним прибежищем. Ну и вообще, когда главные герои фильма архитекторы -- для меня это практически верх недостижимого иделала (у меня очень особенное отношение к архитектуре). Впрочем, всё это неважно. Важно -- любить человека.
june

L'Amant

Ну вот что я за человек. Писала тут про "Любовника" Дюрас и Ж.-Ж. Анно. И говорю же себе: не пересматривай, лучше не надо. Ну и, разумеется, тут же нахожу его и смотрю в который уже раз, правда, после многолетнего перерыва. Есть, чёрт возьми, совершенные фильмы с этой не передаваемой атмосферой текучего летнего вечера. "Ускользающая красота", "Любовник" и, пожалуй, "За облаками". Что-то в настроении, воздухе, ракурсах, музыке. И странное дело, я впервые смотрела его по ТВ, лет, видимо, в 12 (когда он вышел), вместе с родителями. И, пересматривая сейчас, заметила, что понимала тогда абсолютно всё то же, что и сейчас. Разве что тогда это было лишь умозрительное понимание, но ведь именно оно и закладывало в меня то, что я ожидала потом получить в жизни (не сюжетно, а сущностно). В последнее время я как-то естественным образом стала перечитывать-пересматривать то, что формировало меня как человека: мои вкусы, ценности, интересы и т.д. -- то, без чего я была бы сейчас немного другой. "Любовник" однозначно один из таких фильмов. И поэтому, глядя на его лица сейчас, слушая его музыку, я понимаю свои нынешние мысли, но всё же почему-то удивляюсь тому, насколько заложенное в детстве влияет на то, кем мы становимся. Очень много таких, связанных с искусством, наблюдений в последнее время. Многие из них обращаются к самой душе и поэтому после несколько нелегко. Но это хорошо, это нужно, это возвращение к себе.

И ещё в "Любовнике" есть та самая утончённость, невысказанность чувства, есть запоздалое осознание (от которого страшная боль), и есть бездна на кончиках пальцев -- в буквальном смысле:


(кажется, смотреть можно только на ЮТьюбе, вот ссылка: http://youtu.be/cI160aYU70E)
Ну и стоит ли упоминать о Сайгоне, о Юго-Восточной Азии, о липких мухах Меконга.
И ещё одно видео под катом, одна из тех сцен, когда в дыхании и закрытых глазах больше, чем в любом, таком материальном, слове. Впрочем, что касается мужского персонажа, то там весь фильм такой, как раз об этом.
Collapse )
И ещё. С тех самых пор голос Жанны Моро стал для меня чем-то вроде камертона, эталоном закадрового текста, эталоном рассказа о жизни: своей, но слегка отстранённо. Ну и когда -- много лет спустя -- я посмотрела "Лифт на эшафот" Луи Маля и впервые увидела её молодой, то была буквально сражена, и моментально пронеслась в голове мысль: "Хочу состариться так, как это получилось у Жанны Моро." :)

UPD: Оказалось, Жанна Моро также играет саму Дюрас (они были подругами, кстати) в экранизации книги Яна Андреа (цитаты постом ранее). Качаю!
2 shadow

Нужны ли Базаровы России?

...И лучше умереть, не вспоминая,
Как хороши, как свежи были розы.

-- Геогрий Иванов

"Отцы и дети" Дуни Смирновой очень хороший фильм. Вот уж совершенно не ожидала. Не от Смирновой, а от Тургенева. За писателя я его вообще не держу и никогда не держала (по мне так, верх сусальной безвкусицы, конъюнктурной -- но это ладно, таких много было и есть, так ведь бесталанной. Ну а если ещё повспоминать всякие нехорошие истории про плагиат так вообще примешивается и субъективное отношение к автору как личности). В общем, чтобы долго не распинаться, Тургенева не люблю. "Му-му" вещь бесспорно хорошая, но я читала её (и плакала, естественно) тогда, когда не читала ничего из его произведений более и ещё долго. И не перечитывала (а вот перечитаю. Думаю, не разочаруюсь). "Отцы и дети" я чисто сюжетно прочитала за одну ночь (одно из самых быстрых чтений моей жизни), но я опаздывала к уроку, это надо учитывать. Литературно мне это интересным не показалось вовсе даже тогда. Когда пошли всякие "Как хороши, как свежи были розы", меня вывернуло. "Дворянское гнездо" мне не хотелось даже и читать: фильм настолько передавал тургеневщину, что аж челюсть подрагивала от отвращения. "Ася", "Вешние воды" и что там третье -- мимо. И вообще все эти тургеневские барышни -- это совсем уж не про меня, т.е даже спорить с ними неохота. До "Рудина" не добралась, хотя и планировала в период увлечённостью т.н. "лишними людьми" в русской классике. Но планировала не активно: уже начиталась этого клюквы-языка. А литературно, повторюсь, это просто безвкусно (на мой-то сугубо личный взгляд). И вот уж про кого неловкости не испытываю, когда говорю, что, мол, спасибо, не надо -- так это про Ивана нашего Сергеича. Всегда чувствую себя немножко мошенником (как представитель нации), когда какие-нибудь японцы начинают его превозносить, да ещё и повыше Чехова.

Вот. Это я такую короткую преамбулу накатала. :) Это я к тому, что никогда в жизни не заинтересовалась бы очередной экранизацией (ооо, когда 10е классы города повели в к/т на старый фильм!.. Бедные учителя! Герои!!) Но, не просвещённый я человек, решила, что "ОиД" Смирновой -- это какой-то просто её фильм, ну название-то не самое редкое. С романом не соотнесла, в общем. Потом уж, как поняла, думаю, ладно, пусть идёт, хорошо, что за сюжетом можно не следить, смотреть в экран неотрывно не требуется.

И вот что я вам скажу. Collapse )