Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

bw ny

Lyke-Wake Dirge

Что ж, немного страшненьких колыбельных, и можно спать идти. Какие сны в том вечном сне приснятся?
В переводе Маршака звучит совсем не жутко, не для Матушки-Гусыни, конечно, но вполне пристойно:

Collapse )

Но к чему нам бодрость перед сном, нам бы замогильное что-то, "мятежные воды Шэннона", опять же, "снег падал по всей Ирландии" и все эти "Мёртвые" дублинцы -- вот что приходит на ум прежде всего. Спокойных снов.



Да, вот текст (мне всё это древнее на слух не воспринять):

Collapse )

Ну а за полным текстом и древней историей песни идём в Википедию по ссылке: http://en.wikipedia.org/wiki/Lyke-Wake_Dirge
2 shadow

Я знаю — ты поймёшь.

Поэту, живущему через тысячу лет

Я тот, кто умер сотни лет назад,
И эту песню древнюю сложил.
Слова привета шлю чрез тысячи преград,
Дорогой, недоступной из могил.
Мне дела нет, что возвели мосты
Вы через море или в небесах
Летаете. И дивной красоты
Из стали вы живете во дворцах.
Хочу узнать, осталось ли вино?
И статуи, и блеск любви в глазах?
Добро и зло? Забыли ль вы давно
Молитвы к тем, кто выше, в небесах?
Чего добились мы — то ветер унесёт.
Как осенью, ворвавшись в старый сад.
Гомер сказал об этом в свой черёд
И было то так много лет назад.
Друг нерождённый, недоступный мне,
Который учит мой язык теперь, чрез много лет.
Прочти мои слова в ночи, наедине.
Да, я был молод, был поэт
И хоть тебя я не увижу никогда,
Ты никогда мне руку не пожмёшь.
Слова привета через мили и года
Тебе я шлю. Я знаю — ты поймёшь.

-- Джеймс Элрой Флеккер
пер. Бориса Яремина


Collapse )
2 shadow

В разлуке телом я ослаб / Ветром ледяным разлуки гору обдувай

* * *
В разлуке телом я ослаб, сгораю сам не свой.
Не только телом слабну я, живу с душой больной.

Убить решила ты меня, рази своим мечом,
Смешаю с ветром кровь мою и с влагой дождевой.

Огонь разлуки сжег меня, я отсвет тех лучей,
И стоны жаркие мои, как пламень вихревой.

Не прогоняй меня — я пес, хранящий твой порог,
Не удивляйся, что не смог расстаться я с тобой.

Я грудь раскрою, чтобы дать тебе в душе приют.
Увидев тайный мой недуг, проникнись добротой.

Не пощадили бы меня ни время, ни судьба,
Когда б не винный погребок, где я обрел покой.

Похороните Навои на улице любви,
Успокоенье он найдет под каменной плитой.

-- Алишер Навои
(перевод Т. Стрешневой)


***
В огонь - зеленый кипарис! Любимая стройней была!
Брось розу ветру - та лицом румяней и нежней была!

О вздох мой! Ветром ледяным разлуки гору обдувай,
Чтоб, за ночь выветрена вся, степных равнин ровней была.

В разлуке с пери, что ни миг, мое безумие растет,
Но роковая страсть моя безумьем и при ней была.

О шейх, ведь рубище твое кабатчик не возьмет в заклад,
Но алчность он бы взял твою,- она б ему годней была.

Твое спасенье - встреча с ней, к чему же скорбь о нищете!
Добра не будь- не знать бы зла: цель жизни бы видней была!

Прослыл Меджнуном Навои, но к пери страстью воспылать -
Безумцев участь: их любовь смешной с начала дней была!

(перевод Л. Пеньковского)
2 shadow

"ибо сил нет сказать в глаза, а бумаге чернеть не вновь"

Или вот ещё:

Скука, пурга, температура, «ты»
можно добавить, как в чай соли,
так, вспоминая тебя, нет боли,
но что-то более, чем воды
в море, где горизонтальность волн
переливает друг в друга силу.
Может быть, ты говорила: «милый»,
только не мне, как и чаек стон –
не для меня. И глядеть назад
глупо, как, впрочем, и в завтра, то есть
жизнь – это то, что сейчас – и ад
и рай, а когда-то и «ты». Роюсь
в памяти, чтобы извлечь,
то, от чего так хотелось плакать,
петь, от чего возникала речь –
течь наших помыслов, дум наших слякоть.

Скука, пурга, температура, «ты»
можно добавить, как в чай соли,
не вспоминая тебя, нет боли,
вот почему все твои черты
смог сохранить, не взирая на
годы, бессонницы, нервы, болезни,
слёзы, которых лишь ты одна
знала соленость и бесполезность.

-- Владимир Маслаков
8 сентября 2001



Collapse )

+ Одиночества своего
не отдам. Только вьюги вой
понимает всю широту
пустоты во мне и ту
часть меня, что полна тобой.


+ Разговор Гамлета с Горацио
2 shadow

"Ma voix aigre et fausse..."

Я скажу тебе с последней
Прямотой:
Все лишь бредни - шерри-бренди, -
Ангел мой.

Там, где эллину сияла
Красота,
Мне из черных дыр зияла
Срамота.

Греки сбондили Елену
По волнам,
Ну, а мне - соленой пеной
По губам.

По губам меня помажет
Пустота,
Строгий кукиш мне покажет
Нищета.

Ой-ли, так-ли, дуй-ли, вей-ли -
Все равно;
Ангел Мэри, пей коктейли,
Дуй вино.

Я скажу тебе с последней
Прямотой:
Все лишь бредни - шерри-бренди, -
Ангел мой.

Мандельштам, 1931