Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

$40000 sofa apholstered in italian silk

к слову об экспрессионизме

«Внутри меня растет дерево, его корни становятся крепче. Бесцветные живые отростки, используя пути вен, стремятся вниз, ищут землю. Дереву нужен покой, чтобы стоять на одном месте и думать о том, как далеки звёзды. Я чувствую, в моих лёгких распускаются новые и новые листья. С каждым днём становится труднее дышать, дереву не хватает света моего внутреннего солнца, его ветки прорастают в руки, пытаясь поднять их вверх к огромной яркой звезде. Иногда я чувствую, что дерево думает вместо меня, я понимаю это по мыслям о будущем, столь далёком, что не могли родиться в голове человека.
Когда я ищу своё отражение в серебряной скатерти озера, ко мне прилетает чёрная птица: она садится напротив меня и пристально смотрит в пока ещё едва заметную пустоту моих глаз. Пустота растёт, птица знает об этом, она выбирает в какой из двух глазниц будет её гнездо. Острый звенящий клюв пугает меня.
Однажды я проснусь, стоя на вершине холма, в сверкающем ливне оловянных капель скорбящего неба. Сотни сильных гибких рук, держусь я за ветер. Мои слова желтеют. Я разговариваю с прошлым. Оно бесконечно.
Я знаю только что-то одно: завтра родится тот, кто обрежет сучья. Осталось время для одного вздоха.»
evil taco

Небо рвалось на грозы

Это конец, мама,
Мы стоим на коленях,
Бьются сердца устало
В последних своих откровеньях.
В головы рвутся пули,
Вьют кровавые гнезда,
Мама, нас обманули:
На небе лишь только звезды.
Бремя победы слабым
За легкость достигнутой цели.
Мы были всегда где-то рядом
С тем, что так сильно хотели.
И нас будет только мало:
На тысячу – полчервонца,
Но мы бы смогли, мама,
Взорвать, если надо, солнце.
Нам нужно было другое,
Чем жизнь после тихой смерти.
В нас выросло самое злое
На каменной сердца тверди.
Мы защищались, мама,
Мы сохранили души,
Мы выживали упрямо,
Мы становились лучше.
Так хочется жить, мама,
Ведь это бывает однажды.
И мне еще слишком рано,
И я не такой отважный.
Но это конец, мама,
И мы стоим на коленях.
Бьются сердца упрямо
В последних своих откровеньях.
В головы рвутся пули,
Вьют кровавые гнезда,
Мама, нас обманули:
На небе лишь только звезды.

Collapse )

***
Collapse )


Когда-то я слушала радио "Серебряный дождь" постоянно, из-за Рихтер-FM и особенно из-за Алекса Дубаса (ну ладно, когда-то я её и из-за Гордона слушала. но это совсем в прошлом, об этом не вспоминают :) ). Сейчас у меня станция не ловится, так что слушаю другое, исключительно музыкальное и только как фон в машине. Но когда видишь сочетание Алекс Дубас + Дельфин -- как такое пропустить? И, как водится, самое интересное начинается под конец эфира. За послдение 10 минут беседа приобретает очень уж "мой" характер на тему, которая пусть и давно и серьёзно решённая для меня, но всегда почему-то очень живо интересующая в других: друзьях, философах, художниках. И потом они начинают другую, которая как раз для меня очень противоречива и никак не решится окончательно -- и не успевают! Как обычно. всё самое инетерсное начинается тогда, когда всё заканчивается. Ну просто с такой логикой пора начинать верить в жизнь после смерти! :) Под катом видео этого интервью, 38 минут (пролетели как, я и не заметила, честно. Но это моё, не настаиваю). Чем молчаливее человек, тем интереснее мне его слушать, ну что за история! И главное, так мне понятно то, что он говорит, но я такой простоты изложения, без стеснений и боязни кого задеть -- и при этом ведь не задевая -- я такого таланта лишена. Ну и вообще, честные ответы, и человеку важно сказать их -- так, честно, очень приятный в общении человек (хотя про таких говорят обычно "трудные", но мне-то с такими как раз и приятнее всего чувствуется :) ). Начиная с 24 минуты, мой разговор совсем.

Кому только стихи: подсказанное 5-6 летним сыном на 10 минуте, 21:30 ноябрь, 25:30 на небе лишь только звёзды

Collapse )

А вчера в Киеве выступал. Ну что тут. Теперь я и есть свобода :)
$40000 sofa apholstered in italian silk

(no subject)

lantern1
Слёзы тихие падают
Стынут глаза-хрусталь
Запасайся ладаном
Я твоя печаль
Время пью осталое
Как уйду, не жди
Крылья мои алые
На заре сожги
Пса моего не трогай
Пускай своё доскулит
Слепыми глазами с порога
Пусть обо мне глядит
Звёзды найдёшь над клёнами
Что нам стучат в окно
Плачь про меня миллионами
слёз. Не закроешь дно.

Птицам отдай остывшие
Чёрствые крошки строк
Станут слова мои жившие
Пылью семи дорог
Белого неба камень
Ноша теперь твоя
Вы теперь как-то сами
Будете без меня
Глаз твоих милое олово
Я заберу с собой
Бьётся в груди твоё полое
сердце кровью больной
Слёзы тихие падают
Льётся в ладони хрусталь
Запасайся ладаном
Я твоя печаль

На краю огня
Ты оставь меня
Обожгу лепестки
У своей тоски
Улетит зола
За пределы зла
На бумаге след
А меня уже нет

(с)
swallos

Песенки. "Feed the birds" /" Покормите птиц"

seagull 2 fly down seagull food come up seagull 2 food pick up seagull food fly up


Collapse )

А вот как эта краисвейшая песня звучит в оригинале, в исполнении неповторимой Джули Эндрюс:
Collapse )
Collapse )

Мюзикл также переведён на итальянский, французский, испанский, иврит, немецкий. Признаться, испанский и итальянский я никак не воспринимаю в данном случае, но вот между ивритом, французским и немецким выбрать не могу никаким образом. Все удивительно красивые. И каждый подходит к песне, но каждый приносит совершенно новое настроение. Возможно, иврит наиболее душевный, мягкий. А французский более идеальный и ближе по настроению к оригиналу. Немецкий же просто красивый. Я всегда любила немецкий и считала его одним из самых нежных и мягких языков. А кто считает его гавкающим, тот просто не читал Гейне никогда, наверное, или не слышал, как он звучит в оригинале.
Collapse )
  • Current Music
    Julie Andrews -- "Feed the birds" (OST "Mary Poppins", 1964)
  • Tags
    , , ,
clockfot

Горький. "Песня о Буревестнике".

seagull burevest

Песня о Буревестнике
Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.
То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и - тучи слышат радость в смелом крике птицы.
В этом крике - жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.
Чайки стонут перед бурей, - стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.
И гагары тоже стонут, - им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.
Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!
Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.
Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.
Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.
Вот он носится, как демон, - гордый, черный демон бури, - и смеется, и рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!
В гневе грома, - чуткий демон, - он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, - нет, не скроют!
Ветер воет... Гром грохочет...
Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.
- Буря! Скоро грянет буря!
Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:
- Пусть сильнее грянет буря!..

-- М.Горький
1901 г.